Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 27 февраля 2018 года | Ольга Никитина
+7 (911) 282-37-32

Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 27 февраля 2018 года

Методические рекомендации > Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 27 февраля 2018 года

«Если отвратительное уже представляет собой начальную стадию знака для необъекта, на грани первовытеснения, становится понятным, что оно соседствует с одной стороны с соматическим симптомом, с другой — с сублимацией. Симптом: язык, который уже не слышат те, кто прислушивается к голосу бессознательного, поскольку его предмет оказывается заблудившимся за пределами желания, — язык становится отступником, структурирует в теле инородное тело, чудовище, туберкулезную и раковую опухоль. Сублимация, напротив, не что иное, как возможность назвать предназванное, предобъектное, которые оказываются на деле трансназванием, трансобъектом. В симптоме отвратительное заполоняет меня, я становлюсь отвратительным. При помощи сублимации я удерживаю его. Отвратительное выткано возвышенным».

«В отвращении есть что-то от неудержимого и мрачного бунта человека против того, что пугает его, против того, что угрожает ему извне или изнутри, по ту сторону возможного, приемлемого, мыслимого вообще. Оно так близко и совершенно непостижимо. Оно настойчиво будит, беспокоит, будоражит желание. Но желание не соблазняется. В испуге отворачивается. С отвращением отказывается. От стыда — спасается в абсолютном, и гордится им, и дорожит им. Но в то же самое время — это движение, резкое, спасительное — притягивается к этому иному, столь же сладкому, сколь и запретному. Без передышек, это движение, словно движение забывшего все законы бумеранга, — притягивается и отталкивается одновременно, и буквально выводит из себя».

«От объекта в отвратительном — лишь одно свойство — противостоять Я. Но объект, в своем противостоянии мне, уравновешивает меня на тонкой нити, направляющей к смыслу, отождествляет меня с самим собой, примиряя с бесконечностью и неопределенностью».

(В конце списка ссылка на конспект этой работы. Составлен грамотно и качественно. И читать легче – Кристева сложно пишет).

«…чтобы думать, нужен пенис на теле одного, его отсутствие на теле другого и фаллос в обеих головах».

«На самом деле, вещь, лучше всего разделенная в мире, даже больше здравого смысла, это различие полов. За редкими отклонениями, разделение полов, повсеместное и всевременное, по-видимому, просто: мужчина и женщина; анатомия — это судьба…».

«Говорят, что различие беспокоит субъекта, его целостность, его целостность, его репрезентацию себя, его нарциссизм; оно заставляет субъекта совершать психическую работу над своими возбуждениями, беспокойством и растерянностью, которые провоцирует установление неоспоримости факта этих различий. Не забудем и парадокс в отношениях мать – сын: для него самое близкое, необходимое даровавшее ему жизнь лицо, объект всех его запросов и всех его желаний, является существом, фундаментально отличным от него. У них не один и тот же пол; они не из одного поколения. Она для него всё; он для неё не является всем; она является для него единственной вселенной отношений, хотя реально, сколь бы инвестированной она ни была, она частично является частью иного, связана с третьим. Если она слишком приближена к нему, он будет переживать ее как слишком возбуждающую, удушающую, разрывающую; если она отсутствует, это станет его отчаянием и психической агонией. Тогда лучше думать, что она запретна; этому бессмысленному предприятию обязательно необходимо придать смысл, будь то смысл запретный, обвиняющий и дающий место, если это так необходимо, обращению в противоположность…».

«Любое сопротивление имеет коммуникативную функцию – даже если анализант ничего не рассказывает о себе. Особенности его сопротивлений сами говорят о привычных защитах и тех фрустрациях, с которыми столкнулся анализант будучи младенцем. В случае «Северного полюса» будет полезна концепция пяти сопротивлений Спотница (разрушающее терапию, статус-кво, аналитическому прогрессу, сотрудничеству и окончанию терапии). Если же перед нами представитель «Южного полюса» – подойдут пять сопротивлений Фрейда (эго, суперэго, ид, вторичной выгоды и переноса). Важно видеть в сопротивлении позитивной сторону – оно является вторым «терапевтическим рычагом». Сопротивления словно ошибочные движения в начале карьеры танцевальной пары – приверженность старым стереотипам. Аналитик как партнер «ведет» анализанта к более зрелым защитам, терпеливо преодолевая неадаптивные паттерны и демонстрируя новые формы взаимодействия.

Разрешать сопротивления удобнее с помощью тактики, используемой в современном психоанализе Спотница. Эту тактику по аналогии с народной сказкой можно было бы назвать «веник-стратегия». Как все знают, веник трудно сломать, когда все прутики вместе, а по одному прутику – довольно легко. Так же следует поступить с сопротивлениями. Особенно это важно для работы с «Северным полюсом», его анализанты имеют много сильных сопротивлений. Поэтому удобнее сосредоточить усилия на одном актуальном в данный момент сопротивлении. Для «Северного полюса» это, как правило, разрушающее терапию сопротивление, для «Южного» – сопротивление переноса. И, конечно, самые трудные для разрешения сопротивления – это сопротивления аналитика (контрсопротивления)».

«Никогда нельзя отнимать ничего у человека, если вам нечего предложить ему взамен».

«Я не знал, что ответить. Никогда раньше пациент не просил меня стать хранителем его любовных писем. Дэйв высказал свои соображения прямо…».

«…ответ на этот вопрос звучит так: терапевты не видят в той или иной женщине жертву психопатов, потому что они, как правило, не способны распознавать психопатов как таковых!».

«…мы все можем согласиться, что эти черты описывают выдающуюся во всех отношениях женщину! Эти сказочные качества на первый взгляд не выглядят проблематичными. Тем не менее некоторые из этих качеств были выражены на 97% выше средней нормы, доказывая тем самым, что слишком много хорошего — уже плохо. Подытожив, их можно описать так:

Чрезмерно развитое чувство сопереживания + сильная привязанность + высокая сентиментальность + слаборазвитая способность избегать неприятностей.

Неприятности неизбежны. Это женщины, которые любят от всего сердца, для которых межличностные отношения имеют первоочередную значимость и которые склонны открыто доверять, потому что верят в то, что все люди такие же хорошие, порядочные и преданные, как они сами. Более того, их сказочные качества заставляют их оставаться при этих убеждениях несмотря на ужасающие свидетельства обратного».

Качественный. Так как Кристеву читать сложно, то конспект (составлен хорошо, грамотно и качественно) рекомендую.