Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 23 мая 2017 года | Ольга Никитина
+7 (911) 282-37-32

Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 23 мая 2017 года

Методические рекомендации > Методические рекомендации к супервизорской группе, состоявшейся 23 мая 2017 года

Ирвин Ялом — Психотерапевтические истории. Хроники исцеления.
Ознакомительный отрывок из книги по ссылке

Комментарий ОАН: в своей практической, повседневной работе мы находимся в промежутке между двумя установками – «мы ничего не хотим для пациента» и «что мы хотим для пациента, и что для этого нужно сделать / проработать». Рекомендуемая работа Ирвина Ялома «Психотерапевтические истории» об этом.

Цитаты:

«Затем я попытался немного сконцентрироваться, иначе мы так и пребывали бы в бесконечном состоянии легкой неопределенности, характерной для моментов нашего общения с Джинни. Над чем бы она хотела поработать во время сеансов со мной? Куда она надеялась «пойти»?»

«Когда я спросил ее, как она проводит свой день, Джинни стала рассказывать о том, как впустую проводит время, начиная с пустоты сочинительства по утрам и заканчивая пустотой всего остального дня. Я с удивлением спросил, почему же ее писательство было пустым занятием и в чем она тогда видит смысл жизни. Сколько оттенков Виктора Франкла! В последнее время лекции или разговоры с другими терапевтами настолько часто втираются в мою терапию, что от этого я себя чувствую просто хамелеоном без собственного цвета.»

«Сначала я немного поспрашивал о периодичности ее ночных приступов страха, стараясь понять, не связаны ли они с нашими сеансами. За последнюю неделю они возникали три раза — один приступ произошел за ночь до сеанса, другой после нашего последнего занятия, но третий был где-то посредине недели: так что все было рядом. Что же касается работы с идеаторным контентом ее приступов страха, то это было сравнимо с хождением по зыбучим пескам: ступаешь слишком глубоко, тебя тут же засасывает, и ты проводишь большую часть занятия, стараясь выкарабкаться обратно. Настолько материал примитивный, сырой и необъятный.

Следующая моя попытка была более удачной. Я просто стал более конкретным и точным. Я сказал: «Давайте начнем с самого начала и проследим весь ваш вчерашний день от начала и до конца, вплоть до того, что произошло прошлой ночью». Я часто проделываю это с пациентами и советую моим студентам применять этот метод, так как он почти всегда позволяет найти твердую опору в трясине спутанности.»

«Я вел себя немного авторитарно, но думаю, мне нужно и дальше работать с Джинни. Мне она очень нравится. Мне очень хочется помочь ей. Иногда очень трудно поверить, что такое бедное, трагическое, мелодичное, крохотное создание, как она, действительно существует и так сильно страдает.»

О «Белой» депрессии
В контрпереносе специалист (психотерапевт, консультант) может испытывать мучительное состояние, которое наиболее точно можно описать словами «отсутствие чувств». В этом состоянии трудно находиться (иногда – очень трудно, иногда – невыносимо). Как работать с этим состоянием, сделать его «говорящим»?
Об этом можно посмотреть в методических рекомендациях к предыдущей супервизорской группе (….)
Сегодня – рекомендация (конечно, она уже была, конечно, опять – «Мертвая мать»)
Андре Грин «Мертвая мать».
Статья по ссылке
Эмоционально – о «мертвой, убивающей матери» по ссылке http://nice-me.ru/story/mat-pro-kotoruyu-govorit-zapreshheno.html

О дополнительном контрпереносе
Сложно испытывать дополнительный контрперенос.
«Я полностью согласен с Кернбергом в том, что «аналитику очень легко посчитать свою интервенцию «эмпатичной», когда она совпадает и с его собственными теориями, и с бессознательными ожиданиями или потребностями пациента» (цитата из статьи Горацио Этчегоен (Horacio Etchegoyen) Контрперенос.
О контрепереносе можно прочитать в рекомендуемой статье по ссылке.