Недоверие в психотерапевтическом кабинете. Диагностика и способы работы. Методические рекомендации к мастер-классу от 13 августа 2017 г. | Ольга Никитина
+7 (911) 282-37-32

Недоверие в психотерапевтическом кабинете. Диагностика и способы работы. Методические рекомендации к мастер-классу от 13 августа 2017 г.

Методические рекомендации > Недоверие в психотерапевтическом кабинете. Диагностика и способы работы. Методические рекомендации к мастер-классу от 13 августа 2017 г.

Методические рекомендации к мастер-классу, состоявшемуся на мероприятии «День рождения В.А.Ананьева. IN MEMORIAM» 13 августа 2017 года.

https://www.all-psy.com/stati/detail/1109/1/

  • Психоаналитик Виктор Мазин о психоанализе, системной глупости и России на кушетке

https://snob.ru/selected/entry/77805

* Леонид Кроль

Азбука консультанта

  1. Избегать оценочных суждений — «хорошо — плохо». Вместо этого — не лениться вводить картинки — примеры, конкретику. Описывая обстоятельства или проблему в образах легче прийти к консенсусу и продать себя.
  2. Не злоупотреблять своим авторитетом, легко переходящим в авторитарность и воспринимаемым как давление. Лучше больше улыбаться, а не держать себя с угрюмой значительностью.
  3. Следить за тем, чтобы «нет» реакции (по любому поводу) не превалировали над «да» реакциями.

Независимо от содержания.

Интонация часто важнее слов, а общее ощущение контакта – смысла.

  1. Помнить, что «как» в общении — не менее важно, чем «что».
  2. Не принимать свои «о, знаю» за направления спасения клиенты. Часто, у начинающих консультантов, естественные реакции юного фельдшера, знающего рецепт от всех болезней. Это легко смешать с ощущением себя профессором.
  3. Если тебе кажется, что ты куда лучше, чем клиент знаешь что надо делать, а он тебе — только мешает, — обратись к своему супервизору или предприми нечто, смиряющее гордыню.
  4. Не давай понять клиенту, что твой язык — это великое достояние, а его язык -это полный отстой. Прежде всего стоит вникнуть в язык другого и его отчасти освоить, а уже после этого — переводить общение на «правильный язык».
  5. Проверяй в каких модальностях идет разговор. Явно среди них должно быть сослагательное наклонение, вопрошание, а не только императив.
  6. Доверие возникает в диалоге, а все что есть первичное доверие (рекомендации и надежды), без диалога легко рассасывается.
  7. Стоит испытывать интерес к клиенту и влезать в его шкуру -это очень облегчает и ускоряет понимание. Если этого не делать — растет отчуждение и раздражение, -с ним сложнее управляться.
  8. Не в коем случае не надо «угождать», не искренность — обязательно всплывает. Но и критикой лучше не злоупотреблять, особенно по-началу. Позиция, «я знаю как надо, а без меня Вы ничто» чаще всего ведет не к лучшему развитию общего проекта.
  9. Не стоит злоупотреблять обобщениями — концептами, формулами ясности, куда сложнее разворачивать конкретику. Лучше идти от частного к общему, а не наоборот (что частая ошибка консультанта, который хочет показать, какой он умный).

** Жак Андре. ОТЧАЯНИЕ (СОСТОЯНИЕ)

Первым криком отчаяния является крик при рождении. Отчаяние, прежде чем превратиться в опыт абандона [брошенности, покинутости] является определенным состоянием, состоянием новорожденного, беспомощного, неспособного помогать самому себе, использовать собственные средства для удовлетворения своих первичных потребностей, как витальных, так и психических. У такой беспомощности имеется и противовес, состоящий из способности усиливать родительские фигуры, наделяя их всемогуществом. Религиозное чувство произрастает из различных источников, отчаяние является одним из них, когда жизнь, с ее разочарованиями и безнадежностью повторяет состояние первичной обнаженности при рождении; когда не знаешь, к какому родителю прильнуть, остаётся лишь обратиться к Богу, у которого есть огромное преимущество, — несмотря на отсутствие ответа, у него есть терпение выслушивать просьбы, да к тому же, в любое время. Отчаяние не ведет к исполнению чаяний, как в писании Иова: «Голым вышел я из чрева матери, голым вернусь». Аддикция, зависимость от продуктов, приносящих удовольствие прежде, чем они будут поглощены, является другим ответом отчаянию, другой реакцией на него, попыткой с ним справиться. Следует подчеркнуть, что бывает и так, что кто-то вылечивается от одной беды, к примеру, от токсической мании, и попадает в другую, к примеру, в религиозную символику (по образцу Анонимных алкоголиков или мистических аскетов). Любовь к Богу не столь рискованна, как любовь к мужчинам или к женщинам. Предвосхищая всегда возможный сентиментальный разрыв и опасность потерять свою любовь, Лиза заблаговременно готовится к возможному отчаянию: в ее холодильнике постоянно находится солидная партия баночек с пищей для младенцев на «первом году» жизни.

«Вы мне нужны!» В аналитической ситуации, крик отчаяния появляется, когда сепарация переживается как покинутость, брошеность, как отправление в небытие. В отличие от тревоги, такое отчаяние не поддается анализу, оно лишь требует, чтобы его существование признали. Всякая референция к прошлому, к детству, если ее невозможно проинтерпретировать для возможных изменений пациента, может быть прочувствованна больным как насилие или как равнодушие. Крик отчаяния требует лишь одного (невозможного), найти что-то, чего никогда не существовало: существенную и непрерывную добродетель материнского присутствия, не ведающего, что такое недостаточность и нехватка материнства.