Лекция и супервизии Гарольда Стерна — 14 ноября 2017, Восточно-Европейский институт Психоанализа | Ольга Никитина
+7 (911) 282-37-32

Лекция и супервизии Гарольда Стерна — 14 ноября 2017, Восточно-Европейский институт Психоанализа

Заметки и конспекты > Лекция и супервизии Гарольда Стерна — 14 ноября 2017, Восточно-Европейский институт Психоанализа

Лекция и супервизии Гарольда Стерна

14 ноября 2017 года

Восточно-Европейский институт Психоанализа.

Большой пр. Петроградской стороны, дом 18А. Аудитория 6

(в конспекте лекции и супервизий отражен только текст Гарольда Стерна).

Лекция Гарольда Стерна Лекция Гарольда Стерна

Расскажу совсем кратко о современном психоанализе.

— Фрейд был гений. Он начал практиковать психоанализ, когда вернулся в Вену. Он стал лечить пациентов, и у него не было опыта лечения. Сначала он применял гипноз. Он писал в своих заметках, что это было очень тяжело и неэффективно. А те эффекты, которые он наблюдал длились не долго.

— Я расскажу вам о Хаймане Спотнице.

Сам я обучался классическому психоанализу. И практиковал его (потому что изучал его, а другого я не знал. Всех я укладывал на кушетку и просил давать свободные ассоциации. Кстати, обнаружил, что многие люди не могут давать свободные ассоциации. И я увидел, что это получается не очень хорошо.

Я решил поговорить об этом со своим двоюродным братом Луи Ормонтом. Он работал в группанализе и вел по 6 – 7 групп каждый день (потому что обнаружил, что психоанализ не дает таких больших возможностей, как группанализ).

Мы пошли обедать в ресторан, в Нью Йорке, и я рассказал ему о своих проблемах. Ко мне приходили разные люди, и шизофреники тоже.  Луи Ормонт сказал: «Вы не достигнете результатов, потому что недостаточно знаний. Недостаточно методов и опыта.»

Я спросил его – где можно получить этот опыт?

И Ормонт дал мне телефон Хаймана Спотница.

Я позвонил ему: «Это доктор Спотниц? Мне посоветовал обратиться к Вам доктор Ормонт. Я бы хотел прийти учиться».

И Спотниц ответил: «Напишите мне письмо».

И я написал.

А он ответил: «У меня совершенно нет времени для вас. Позвоните мне через год».

Я написал ему через год.

И получил ответ: «Позвоните мне через год».

И я уже собрался ждать год. Но обнаружил объявление о конференции в Сан-Франциско, где Хайман Спотниц делал доклад и проводил работу.

И я полетел в Сан-Франциско.

На конференции было человек 50. Я сел вместе с ними. Это была большая группа. И мы все смотрели, как работает Ормонт. Это был потрясающий мастер-класс.

После конференции я подошел к доктору Ормонту и сказал: «Я специально прилетел в штат Калифорния, в Сан-Франциско, чтобы встретиться с Вами. Когда к Вам прийти?».

И он сказал: «Приходите в мой офис в сентябре следующего года. Сказал дату и время.

Я поехал к нему в Нью-Йорк на поезде, пришел к нему в офис. Я начал вынимать записывающие устройства (чтобы учиться, а они, как вы понимаете, тогда были большими). Он сказал: «Уберите. Это не понадобится».

Так началось мое обучение у Спотница. Оно продолжалось 25 лет. Он умер в возрасте 99 – и лет, не дожив 4 месяца до своего столетия. Мне его очень не хватает. Он был замечательным человеком, прекрасным собеседником.

А теперь перейдем к супервизиям.

Случай 1.

(Привожу только слова Гарольда Стерна).

— Почему Вы не знаете, что с ним делать?

— Вы не возражаете поговорить о алкоголизме?

— Хотите поговорить об алкоголизме?

Человек принимает вещество, которое ослабляет связь с реальностью. У них сложное поведение. У них большие проблемы в семье. Алкоголизм одного из членов в семье вызывает большие проблемы в семье.

Знаете, почему алкоголь принимали во время войны?

…Не знаю, помогает ли алкоголь во время операции. Наверное, помогает врачу больше, чем пациенту.

Алкоголь одно из лучших обезболивающих средств.

Когда мы даем пациенту транквилизатор, мы даем их с целью обезболивания. Но, на самом деле алкоголь сильнее. И – это главное – гораздо дешевле.

Что мы знаем о Вашем пациенте?

Это значит – у него есть боль. Расскажите нам о его боли.

Случай 2.

— У него сопротивление.

Чему он сопротивляется?

К чему у него сопротивление?

— Чтобы вылечить пациента, нужно, чтобы он вовремя приходил, вовремя платил, и говорил.

— (ГС предлагает «разыграть» — он будет терапевтом, а терапевт будет пациентом)

ГС: «Хеллоу!» «Вы позвонили, чтобы договориться о встрече?»

П: «Я не думаю об этом»

ГС: «А почему Вы не думаете, чтобы договориться о встрече?»

П: «У меня масса вопросов. И за мной опять следят»

ГС: «А Вы можете выдержать факт, что за Вами следят и прийти на встречу вовремя?»

П: «Я же говорю, что у меня плавающий график»

ГС: «А Вы можете менять график?»

П: «Я – нет. Мне его дают»

ГС: (а присоединиться к его плавающему графику Вы не можете?)

У меня есть пациент – адвокат. 20 лет он у меня в терапии. У него очень плавающий график. (дает описание плавающего графика пациента). Иногда он разговаривает со мной, когда едет в машине по телефону.

Когда я впервые его увидел, он заикался, чувствовал себя неадекватно, его бросила девушка, с которой он встречался 3 года, потому что он не мог принять решение о женитьбе, у него было мало денег…

Почему он ко мне приходит? Потому что у меня нет внутреннего стержня настоять на времени.

(П: «хочется, чтобы было стабильно»).

Когда он придет к Вам в следующий раз, скажите ему: «Давайте запланируем следующую встречу».

У этого адвоката сейчас много денег (он мультимиллионер), (…ГС перечисляет еще что-то из достижений этого адвоката), у него прекрасная семья, у него трое детей. Все это получилось потому, что у меня не было внутренней твердости настаивать на расписании.

ГС: «Давайте выработаем —  мы договариваемся о встрече. И, если Вы не можете прийти, Вы позвоните, и мы передоговоримся».

Случай 3.

— А что вы хотели получить от супервизии?

— А что Вы хотите добиться с этой пациенткой?

— А кого Вы хотите лечить – пациентку, или кошек?

— Спросите: «А если я причешусь, это Вам поможет говорить со мной?»

— Если это поможет ее вылечить, то почему бы Вам и не причесаться, если друзья Вас не бросят

Случай 4.

— Почему Вы так расстроены?

— А с чем вам надо справиться?

— А она хотела бы получить от Вас помощь?

Давайте поговорим о том, когда работает анализ.

Фрейд довольно рано пришел к выводу, что он видит в пациенте то, чего у него нет.

Мы видим 1/8 часть айсберга. Мы хотим понять, что же там находится под водой.

Фрейд разработал несколько методов, которые работали и были действенны.

Рассказ о пациентке с очень большим носом.

Она пришла в терапию, когда ей было за 30.

А когда ей было 14 лет она была в монастыре. Ей казалось, что когда она смотрит на землю, то все предметы – палочки и другое — все предметы продолговатой формы — пенисы. Она пошла к священнику на исповедь. Пожаловалась.  А он ей сказал – «Это ужасный грех!». Кричал на нее. Сказал, что она грешница, что она должна прекратить. Она прекратила. И у нее стал расти нос, как у Пиноккио.

Тут есть какая – то загадка – почему девочка, 14 – и лет видела там все эти фаллосы, и не видела то, что было – палочки?

Когда она пришла ко мне, ей было 30 лет. И она держала перед лицом журналы (перед носом).

У нее произошло замещение – она перестала смотреть на (запрещенные) сучья на земле, и стала смотреть на свой нос (потому что это не запрещено).

Моя задача психоаналитика выяснить, почему она «отрастила» себе такой нос. Пенисы ей было запрещено видеть, а нос разрешено, никто не запрещал.

Я вспомнил еще одну вещь…

Когда я был студентом и учился в университете, я много занимался спортом. Я занимался греблей. И в команде был еще один человек.

Потом я закончил университет.

И этот человек пришел ко мне.

Я спросил у Спотница: «Как быть?»

Он ответил: «Когда мы находимся в аналитических отношениях, то мы не можем иметь социальные связи с пациентом. Вы будете только аналитиком. А он – только пациентом».

И я это сделал. А он согласился. И приходил ко мне. И ему становилось все лучше и лучше.

Как-то он увидел в соседнем кабинете психотерапевта – женщину. Он спросил меня6 «Могу ли я ее пригласить на свидание?».

Я сказал: «Почему бы и нет?»

И через некоторое время они поженились. Это возможно. Она не была его аналитиком.

 

Случай 4.

— (Парная терапия)

Пригласите их в одно и тоже время. Но, чтобы они зашли в кабинет по-отдельности. Когда они придут, спросите, что они хотят? Может быть, она и не хочет его видеть, не хочет общаться.

Потом пусть приходят регулярно. Но входят в кабинет по-отдельности.

Некоторые люди получают удовольствие от «воевать», и не хотят отказываться от этого удовольствия.

(У каждого из них «свой» терапевт)

— Ничего страшного. Можно поинтересоваться –не возражает ли терапевт?

(а кого первого «впускать» в кабинет?)

— Конечно – женщину. Женщин надо пропускать.

… Я вспомнил случай.

У меня зазвонил телефон. Женщина рыдала в трубку. Она вошла в свою квартиру раньше, и увидела, как ее муж занимался любовью с другой женщиной. Она захотела развестись, а он не хотел.

После этого звонка я их пригласил вместе.

Она рассказала, как познакомилась с ним, рассказала о медовом месяце. Она сказала: «Как я могу ему верить!?».

А он: «Ты можешь мне верить!»

Она: «Ты… с любой…. С замужней…»

И я сказал: «Он с замужними не будет».

Оказалось, что он смотрит на руки, и если видит кольцо, то не имеет желания общаться с этой женщиной.

Короче – я их удачно полечил. И у них опять счастливая жизнь.

Мы выяснили многие глубокие вещи, и поняли, почему его не привлекали замужние женщины.

 

Случай 5.

Этот случай давала я, поэтому записи нет.

Короткое резюме: «у Вас достаточно того, чем можно кормить пациента».

Гарольд Стерн шутит (как всегда). И – как всегда – в точку. И так все 25 лет (нашего знакомства и супервизии у него). Как ни будь, я рассказу о первой супервизии у Гарольда Стерна. Незабываемой.

Неужели прошло 25 лет?!!!